Picasso

Home sweet home

У квартиры, в которой мы поселились с Сашей, есть несколько неприятных особенностей. Одна из них: квартира расположена на 2-м этаже над нежилой пристройкой. Абсолютно неудачный архитектурный ход, так как крыша этой пристройки находится на уровне подоконника и представляет в связи с этим большую часть вида из окна. Это можно было бы терпеть, если бы соседи с верхних этажей умели пользоваться мусорными ведрами и мусоропроводом, а не выбрасывали разнообразный бытовой мусор в окна. Мы наблюдали на этом козырьке самые разные вещи: бутылки, окурки, старую одежду, сломанные игрушки, использованные подгузники и гигиенические прокладки, вареных раков, увядший букет, пакет с тухлым мясом, кишащий опарышами... Однажды даже пьяную девку. Серьезно: в один прекрасный день мы услышали громкий "шлеп" за окном, а выглянув, увидели там девицу. Она, видимо, невысоко падала, так что поднялась, осмотрелась, походила немного по крыше. Мы ее впустили через свое окно, предварительно постелив газетки, чтобы она вышла на лестничную клетку.
Уборка не помогала, так как новый мусор появлялся каждый божий день. Проблему решили по принципу "с глаз долой из сердца вон": нижнюю половину окна закрасили спреем с эффектом запотевшего стекла. Так и живем.
А что ваши соседи выкидывают из окон?
Зеленый

Дети

В е д у щ и й : Максим, какова основная черта твоего характера? Иными словами, какой ты человек?
М а к с и м (6 л е т) : Мммм... Эээ... Эммм... Нуууу... Ну я такой человек... Я такой человек, что когда я спрашиваю кого-то из родных: маму, бабушку или папу - спрашиваю кого-то из близких о чем-нибудь, то всегда оказывается, что они уже чем-то заняты.
Picasso

Дичь

А вот однажды со мной произошла предикая история. Было это теплым весенним деньком, когда я была то ли на пятом, то ли на шестом курсе. Я гуляла в районе Пироговки, шла в сторону набережной, и тут ко мне обратился пожилой и немного потрепанного вида мужичок с необычной просьбой: он попросил меня помочь ему включить плиту и подогреть котлеты, потому что жена ушла, а ему нужно приготовить ужин. Казалось бы, человек, который отказался спеть перед камерами песню про шпикачки, должен бы проигнорировать подобную просьбу и припустить дальше по своим делам. Но у меня было хорошее настроение и у меня было время - почему было не помочь? Подумала: надо же, какая семья, муж без жены даже не может плиту включить, это странно, но не лишено своеобразной трогательности. Я спросила, где же жена, а оказалось, что "ушла" - это умерла. Несколько лет назад. В этот момент от изумления (умерла - так может, это отличный повод научиться пользоваться собственной плитой?!) я окончательно решилась и пошла с мужичком к нему домой. Далее, по мере того как мы заходили в обшарпанный подъезд, поднявшись по лестнице, оказались перед истрепанной дверью фактически без замков, и наконец очутились в чем-то среднем между бомжатским притоном и квартирой одинокого и плохо ухаживающего за собой старика с начальными проявлениями хоардинга - по мере того как передо мной разворачивалась полная картина того, куда меня занесло, меня накрывало неотвратимое осознание: shit.
Но что же я? Захваченная духом невероятной авантюры, я ступила на замызганный кухонный пол, легонько подталкивая ногами рассыпанные всюду пустые бутылки от самого дешевого пива и водки. На табуретке рядом с неописуемого вида мойкой, захламленной каким-то мусором, стояла маленькая электроплитка на одну конфорку, на ней - сковорода, на палец толщины залитая подсолнечным маслом. А рядом - миска с залитой водой нечищенной картошкой и пакетик с замороженными полуфабрикатами (мне было любопытно, из чего они, но в то же время немножко боязно узнать). Брезгливо берясь за предметы двумя пальчиками, я почистила и пожарила картошку, пожарила котлеты - черт с ним, с маслом, не я это буду есть - переложила все на услужливо поднесенную мне тарелку. После этого владелец квартиры полил мне воды из душа на руки - кран не работал, ванна была засорена, воду он лил прямо на пол, от зловещего вида мыла я отказалась. А после этого долго рассыпался в похвалах, говорил, какая я хорошая и воспитанная девушка, такая аккуратная, не то что все его знакомые, и не хочу ли я жить с ним и выйти за него замуж, а он мне за это отпишет квартиру. Просил оставить свой телефон, чтобы он мне мог звонить, когда ему еще понадобится моя помощью. Я вежливо и ненавязчиво вбила в память телефона случайный бессмыссленный набор из пяти цифр и удалилась с гордо поднятой головой. После чего полчаса умывалась в туалете "Европейского":)
До сих пор не берусь оценивать эту свою эскападу: какого черта меня туда понесло и почему я не сбежала при первых же тревожных звоночках (а именно - странная просьба от странного вида мужика)? О чем я думала, почему не продемонстрировала и малейших проблесков разума? Предпочитаю вспоминать об этом как о "необычном опыте", бесценном в своей нелепости и уникальности.
Зеленый

Come back

Давно хотела написать что-нибудь в журнал.
Хотела написать пост-мозаику из каких-нибудь острот. Мне очень хотелось, чтобы в пост их вошло три, и я даже придумала, что я напишу. Но каждый раз, как я приходила домой, я понимала, что помню только две заметки из трех, причем каждый раз в разных комбинациях. Сейчас  только и помню, что в беседе как-то брякнула: "Моя учительница по русскому языку и литературу," - а потом смеялась, что, похоже, она имела проблемы с квалификацией и ничему меня не научила. Так и не состоялся мой бенефис.
Хотела написать о том, какая у нас нелепая организация работы в клинике, какие в отделении сестры-саботажники и как тяжело работать без лекарств. Но я в последнее время стала такая спокойная и умиротворенная, что не только эмоции успокаивались, пока я приезжала домой, но и непосредственно в момент взятия очередного организационно-абсурдистского барьера меня накрывал такой благостный пофигизм, что особого эмоционального следа в моей душе не оставалось, так что писать, казалось, не о чем.
Хотела написать о Саше, о том, как мне хорошо с ним и какая я стала с ним счастливая. Думала, что можно бы вести хронику новой любви наподобие той, с какой я начала этот журнал: с жаркими признаниями в любви, выражениями бескрайнего восторга и иногда с чуточкой пикантных подробностей. Но на практике все у нас было настолько хорошо, что тратить время на интернет-серфинг вообще и ЖЖ в частности казалось совершеннейшей глупостью, да и не оставалось особенно этого времени. Так что своими ощущениями и чувствами я делилась только со своим мужчиной.
Хотела написать об окончании учебы, об аспирантуре, о том, как я прокрастинировала сбор и подачу документов до последнего момента, но как всегда у меня все получилось - и вот теперь я такая-растакая. Но почему-то этот момент не воспринимается таким же важным рубежом, как получение диплома, да и не могу я пока, например, гордо показывать фотографии сертификата, потому что там в моей фамилии вместо "Ё" напечатано "Е" и он сейчас на переоформлении, так что получу я его еще не скоро. Так в этих рутинных настроениях и завязло желание гордо сообщить всему миру, что теперь-то уж я точно настоящий врач.
...
Периодически я делаю дурацкие вещи. Вот сегодня мужчина, стоявший передо мной, забыл в банкомате свою карточку. Когда я это обнаружила, я его уже не нашла - и взяла карточку с собой, подумала, что повешу на банкомат объявление или попытаюсь разыскать его в соцсетях. Нашла письмо от человека с именем, как на карточке, в нашу местную королевскую газету, где он писал, что приехал из Плесецка и был очень удивлен неблагоустроенностью нашего замечательного города. И еще нашла ссылку на то, что мальчик с таким именем из школы №4 города Плесецка занял второе место в какой-то олимпиаде  - возможно, это он и был. Но способов связаться с этим человеком не нашла. Теперь сижу с этой карточкой и не знаю, что с ней делать. Лучше бы оставила ее там - может, он вернулся бы через 10 минут, обнаружив пропажу. А так, наверное, он ее уже заблокировал и не станет искать.
...
Ну а в остальном, что? У меня все хорошо, чего и всем желаю.
Вверх дном

Pain in the ass

Не успела я внутренне порадоваться, что несмотря на все препятствующие обстоятельства, все, вроде бы, сложилось удачно, и впрячься в эпопею с аспирантурой, как тут же мне на голову посыпались какие-то проблемы, с которыми я не привыкла справляться. Всем известно, что любая кафедра - гадючник тот еще, где по закону джунглей выживает сильнейший. Наша кафедра берет за душу неимоверным количеством ханжеских условностей и нелепых реверансов в сторону профессуры, что проявляется - если бы! - не просто в перекраивании научной работы под их вкусы, но в каких-то бытовых вещах, типа вытягиваться во фрунт при виде приближающегося академика, ни боже упаси не высказывать при старших свою точку зрения, бросать  все свои дела и мчаться по первому зову к потребовавшему на ковер, после чего просиживать часами за какой-нибудь секретарской работой, напоминающей своей безнадежностью строительство тысячаэтажного карточного домика. Поощряются подхалимаж, подобострастие и полное отсутствие намеков на наличие самостоятельного независимого мышления, приоритетов, просто других важных и срочных дел.
Все это можно было бы терпеть, если бы это не было так тяжело. Моя хрупкая социальная адаптация выраженного интраверта скрипит и гнется под тяжестью груза этих затейливых public relations, и в последние дни так и тянет просто хлопнуть дверью и пойти работать себе тихонько куда-нибудь, не знаю куда. Несмотря на то что понятие научного звания дискредитировано практически полностью, а сам научный процесс представляет собой профанацию практически во всех случаях, меня останавливает и заставляет цепляться за это место робкая мысль о том, что отсюда я могу взять старт куда-нибудь в светлое будущее, а из рядового терапевтического отделения стартануть куда бы то ни было будет гораздо сложнее. Тем не менее, вот в данный конкретный момент, когда мне сообщили, что я умудрилась разгневать ключевую для своей дальнейшей судьбы персону каким-то пустяком, который мне бы и в голову не пришло принимать в расчет, я серьезно раздумываю над тем, смогу ли я в течение ближайших лет проявлять чудеса дипломатии или лучше и не браться за это безнадежное дело.
Возможно, это просто усталость и выгорание. Но больших трудов стоит сохранять спокойствие под действием такого интенсивного стресса. Где брать силы?
Зеленый

Черный юмор

Одним упоминанием во френдленте навеяло: в прошлом месяце у нас проводилась патологоанатомическая конференция под названием "Современные успехи лечения системного амилоидоза". Sic.
Я

Grinch

Честно отдежурив свои две ночи подряд накануне Нового года и окончательно разболевшись, только когда передавала дежурство следующей смене, я сразу же отправилась по магазинам искать подарки родным. Прошаталась по торговым центрам несколько часов кряду, но так и не воплотила ни одной своей подарочной задумки. Усталая, разочарованная и грустная, я решила перекусить и поразмышлять за едой о том, как же мне быть. Устроилась в ресторанном дворике за маленьким столиком, скинула на второй стул жаркое душное пальто и тяжелую по случаю дежурств сумку (и вещи для ночевки, и халат, отчаянно нуждающийся в стирке, и до кучи еще и всякая ерунда в подарок к новому году от коллег - все поместилось). И вот, я уже поела и сижу с телефоном, слушаю музыку и листаю интернет-страницы, пытаясь решить, куда мне идти дальше. Подхваченная при интимном контакте инфекция (респираторновирусная, конечно) дает о себе знать общей хреновостью, редким для меня насморком, непрерывно слезящимися глазами, мерзким першением в горле и чередующими друг друга кашлем и чиханием. Проведенные вне дома почти трое суток, тревожный дежурный сон, несколько часов бесплодного блуждания по магазинам - усталостью, пригибающей меня к земле. Настроение ни к черту.
К моему столику подходит женщина с подносом и интересуется, свободен ли у меня второй стул. Что ж, ситуация обыденная, пусть садится. Я снимаю со стула сумку и пальто, кладу их себе чуть не на голову -  присаживайтесь, пожалуйста. И читаю дальше. Но женщина не садится. Смотрю на  нее вопросительно, еще раз уточняю: садитесь, здесь свободно. И тут она мне и говорит:
- Девушка, а вы не собираетесь уходить?
- Нет, не собираюсь пока.
- Девушка, давайте вы все-таки уйдете.
Вот это да, думаю. Неожиданный поворот.
- Нет, я устала, мне нужно отдохнуть.
- Девушка, нас вообще-то трое и у нас ребенок. Идите и поищите себе другое место.
- Нет, я не хочу. Давайте лучше вы поищете другое место.
- Девушка, но тут нет других мест.
- Тогда я ничем не могу вам помочь. Подождите, пока кто-нибудь освободит столик.
- Девушка, ну как вам не стыдно, у нас ребенок, а вы тут сидите.
- Ничем не могу вам помочь.
- Девушка, ну собирайтесь, хватит сидеть.
- Ничем не могу вам помочь.
- Ну и пожалуйста, сидите здесь. Одиноких вам праздников! - фыркнув и бросив на меня уничтожающий взгляд напоследок, дама меня покидает.
Сначала я не нашла нужным переживать по поводу этого эпизода, чувствуя свою  правоту. А потом я что-то стала сомневаться в правильности своего поступка. Совсем как когда я высказала врачу, что считаю ее болтовню с медсестрой на посторонние темы во время моего осмотра грубой и бестактной, а она заявила, что в осмотре нет ничего интимного и непонятно вообще, что меня возмущает.
Так кто из нас Гринч? Не пойму:(
Взгляд

Реанимация

Сегодня в моей профессиональной да и просто жизни случилось небывалое: участвовала в СЛР, была при этом всячески полезна, дышала амбушкой и даже сделала то, что доступно лишь избранным повелителям жизни и смерти - пыталась запустить сердце дефибриллятором.
Всё было как в кино: молодая, красивая, сексуальная, в безупречном халате доктор потерла подушечки электродов друг об друга и под пищание аппаратуры, уверенно и решительно скомандовав: "Charge! Clear!" - ударила по сердцу пациента мощным разрядом, сотрясшим всё его тело. Ну, по крайней мере, так мне все это представлялось изнутри.
Со стороны, конечно, все было несколько прозаичнее и не так блестяще. Происходящее казалось мне достаточно сумбурным, а когда я с растерянным видом приняла из рук реаниматолога дефибриллятор, он меня заботливо предупредил, что когда, Олечка, ты нажмешь на эти две красные кнопочки, будет электрический разряд, так что ты ни к чему не прислоняйся. И на халате у меня была чернильная клякса.
Тем не менее, считаю это бесценным опытом, поскольку не исключаю, что подобное мне довелось делать в первый и последний раз в жизни.
...
Помню, когда была на втором курсе, выиграла потанинку, и после соревнования вместе с другими победителями мы знакомились и делились своими достижениями. А одна девочка с 5-го курса рассказала, что дежурила вместе с врачом и ей доверили дефибрилляцию, и как она собой после этого гордилась. А я слушала и завидовала. Теперь что же, миссия настоящего врача выполнена, check.
Ах, какая же я уже большая девочка!
Взгляд

Мозаика

Некоторое время назад обновила версию приложения ввода текста на своем телефоне. Старую версию приходилось многому учить на ходу, новая же версия создана с учетом анализа данных, полученных от пользователей, так что она заранее обучена разным словам и контекстному вводу. Правда, этот обновленный вокабуляр вводит меня в легкий ступор. Новая версия знает слово "детоубийство" и предлагает заменить на него что-то совершенно безобидное - не помню что, но с убийствами точно не связанное - зато не знает слов "погладила" и "нежен". Фразу "я не" он предлагает мне завершить словом "жабо", а после слов "а ты" предлагает ввести "христианин". Я не говорю уже о жаргонизмах и обсценной лексике. Я все понимаю про таргетинг, технологии сбора информации и юзабилити, и мне, конечно, было бы очень интересно посмотреть на человека, написавшего когда-то в смске "я не жабо". Но я чувствую себя грязной: такое ощущение, что кто-то попользовался моим телефоном, развратил его, а потом бросил.
...
Диалог в книжном магазине.
- Кто-то вернул им книгу, и она нашла в ней пятнадцать тысяч, вложенных между страниц. И представляешь, вместо того чтобы оставить их себе, она отдала их начальнику. Лишилась пятнадцати кусков!
- Ну и что. Зато это, может быть, было плюсом ей в карму.
- Ничего не было - у нее в тот момент в жизни был настоящий ад.
- Мы же не знаем, что было бы, если бы она присвоила эти деньги себе - может быть, все было бы еще хуже.
- Она заболела гонококковой ангиной. Хуже быть не может.
На этой фразе покупатели у соседних стеллажей роняют рассматриваемые книги, утыкаются лицами в книжные полки и сдавленно смеются.
...
Маркетинговый ход.
- Молодой человек, купи розы!
- Почем?
- 70 рублей штука. Дешево, бери. Десять за тысячу отдам!
Карамель

Дискомфорт

Испытала сегодня крайнюю степень физического дискомфорта. В автобусе  по пути домой меня немного укачало. Пришла домой, испытывая дурноту, а так же раздираемая сразу несколькими желаниями: писать, пить, есть и спать. Ходила из комнаты в комнату, не зная, за что браться в первую очередь.